Апрель остудил надежды промышленности


Граждане не обеспечивают компаниям спроса для быстрого выхода из кризиса.
Апрель остудил надежды промышленности
Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

Первые оценки промышленных настроений ИЭП имени Егора Гайдара в апреле 2017 года свидетельствуют о резком ухудшении оценок спроса, запасов, планов выпуска и инвестиций в обработке. Все еще завышенные ожидания ускоренного выхода из кризиса заставляют компании наращивать занятость. Это снижает для граждан риски увольнения, свидетельствуют опросы РАНХиГС. И хотя все больше домохозяйств отмечает стабилизацию своего благосостояния, 44% респондентов ждут ухудшения ситуации в экономике страны в среднесрочной перспективе.

 

После того как данные Росстата о промышленном производстве в марте зафиксировали продолжение стагнации (см. «Ъ» от 18 апреля), в апреле 2017 года ситуация в обработке может заметно ухудшиться. Первая оценка промышленной конъюнктуры ИЭП имени Егора Гайдара (по состоянию на 19 апреля) фиксирует значительный спад настроений в секторе. Негативную динамику показали все составляющие индекса промышленного оптимизма (см. график). После локального февральского максимума рост продаж за март-апрель замедлился на 7 пунктов, что привело к быстрому увеличению избыточных запасов готовых товаров. Второй месяц баланс оценок запасов (доля выше нормы минус доля ниже нормы) составляет плюс 12 пунктов — хотя в предыдущие десять месяцев он колебался от минус 2 до 3 пунктов.

 

 

Спад продаж и накопление запасов привели к тому, что с учетом сезонности прогнозы выпуска «утратили весь оптимизм начала года», вернувшись к уровням второй половины 2016 года. Уже в апреле выпуск в обработке может сократиться: по текущим данным ИЭП, доля компаний, которые увеличивали производство, превысила долю тех, кто его сокращал, лишь на 4 пункта (в «кризисный максимум» в январе 2017 года — 15 пунктов). При этом, хотя надежды предприятий на спрос продолжают сильно превышать его реальные показатели, продажами удовлетворены 60% респондентов. «Этот удивительный факт объясняется пересмотром представлений предприятий о скорости выхода промышленности из кризиса»,— объясняет Сергей Цухло из ИЭП.

 

На фоне просадки оценок и ожиданий спроса исследование фиксирует снижение оптимизма респондентов и в отношении инвестиций — сразу на 9 пунктов после четырехмесячного роста на 29 пунктов. Единственным светлым пятном оказались планы найма, что подтверждает и снижение официальной безработицы, которую наблюдает Росстат. «Промышленность, похоже, по-прежнему не может избавиться от опасений, что ей не хватит квалифицированных рабочих в случае более или менее определенного роста спроса и выпуска»,— поясняет господин Цухло.

 

Снижение рисков потери работы фиксируют и данные ежемесячного мониторинга социально-экономического положения и самочувствия населения РАНХиГС — хотя для четверти занятых (24,9%) такая вероятность по-прежнему актуальна (в марте 2016 года — 30,9%). В то же время в марте негативные явления в экономике непосредственно затронули большинство населения, причем значительную его часть (28,6%) сильно, хотя доля тех, кто не почувствовал на себе этого влияния, впервые с марта 2015 года превысила 10% — что может говорить о росте благополучия наиболее обеспеченной части опрошенных.

 

Хотя об ухудшении экономической ситуации сообщает 43% населения, большинство респондентов (48%) разделяет мнение, что за последний год она не изменилась (в марте 2016-го — 24,8%). Треть опрошенных (32,4%) также считает, что ситуация не изменится и в будущем — за три года это самая высокая доля таких ответов. Доля же тех, кто ожидает быстрого улучшения ситуации в экономике, составляет 13,1% (в марте 2015 года — 23,4%). В то же время 44% полагают, что в ближайшие два года или дольше ситуация в экономике будет только ухудшаться.

 

Алексей Шаповалов, Анастасия Мануйлова