ЦБ ограничит валютные займы компаний


Банк России рассматривает возможность введения ограничительных мер для российских компаний по внешним валютным заимствованиям, сообщает газета "Ведомости" со ссылкой на записку департамента финансовой стабильности ЦБ.
ЦБ ограничит валютные займы компаний
Фото: РИА Новости

С начала года банки и компании РФ привлекли почти 15 млрд долларов, из которых банки – 1,97 млрд долларов, компании – 12,81 млрд долларов.

 

В департаменте ЦБ отмечают, что краткосрочный эффект может быть положительным, рубль укрепляется, что еще больше увеличивает привлекательность валютных займов, однако предупреждают, что финансовая система и экономика становятся все менее устойчивыми. На сегодняшний день под контролем Банка России находится график погашения долга 53 компаний.

 

Эксперты считают вполне понятным желание ЦБ предостеречь российские компании от дополнительных рисков, а экономику страны от резких потрясений. Тем не менее, дополнительные ограничения могут ударить по бизнесу экспортеров, а также в дальнейшем затруднить для самого ЦБ мониторинг реальной ситуации с долговым валютным рынком.

 

Заместитель начальника центра экономического прогнозирования Газпромбанка Максим Петроневич отмечает, что идея Банка России и его опасения вполне понятны. В условиях, когда финансовые потоки сильно коррелированы с ценами на нефть, валютные заимствования могут негативно влиять на финансовую устойчивость экономики, объясняет он.

 

Тем не менее, у мер, которые предлагает Банк России, есть и минусы. «Предприятие занимает в валюте, потому что у него есть в этом потребность. Любые ограничения, которые будут вводиться в этой сфере, могут привести не к сокращению заимствований, а к поиску неких обходных путей привлечения валютных кредитов с использованием более сложных финансовых инструментов и различных видов офшоров», — сказал Петроневич агентству «Прайм», заметив, что при размещении евробондов нефинансовой организацией, рынок самостоятельно оценивает, насколько она устойчива и способна обеспечивать долги.

 

«Когда дополнительно вводятся внутренние нормативы, они могут быть более жесткими, чем те, которые подразумевает рынок», — предупреждает эксперт.

 

По его мнению, ограничение по долговой нагрузке для российских компаний, рассчитанной при цене на нефть 40 долларов за баррель, может поставить их в менее конкурентные условия по сравнению с зарубежными производителями. «Учитывая, что основными заемщиками выступают экспортеры, которые одновременно являются одним из драйвером экономического роста, введение подобных ограничений может ухудшить конкурентные позиции российских экспортеров на международной арене», — отметил Петроневич.

 

К тому же, по его словам, компании могут легко обойти такие ограничения, создав дочернюю структуру или филиал за рубежом, на которые будут привлекать все валютное финансирование, после чего переводя его на материнскую компанию.

 

«Поэтому любые ограничения надо вводить осторожно, понимая, что они могут не привести к реальному улучшению дел, но значительно более затруднят для регулятора мониторинг фактической ситуации с валютной задолженностью предприятий», — сказал он. Реализовывать идею «надо взвешенно, и только в широком диалоге с экспортерами и импортерами, которых напрямую коснется данная мера», подытожил Петроневич.

 

Директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-капитал» Владимир Брагин пояснил, что чаще всего долг для многих компаний дешевле, например, по процентным ставкам. «В условиях устойчивости рубля также есть мотивация занимать в валюте, так как визуально валютные риски снижаются, хотя это не всегда оправданно», — заметил он.

 

Аналитик напомнил о ситуации с валютным долгом, которая сложилась в конце 2014 года, когда компании испытывали трудности с рефинансированием. «Тогда была проблема не столько с суверенным долгом, сколько с долгами компаний. Тогда ЦБ пришлось приложить довольно серьезные усилия, чтобы урегулировать ситуацию с валютными долгами компаний, которые были довольно большими», — сказал он.

 

«Поэтому то, что ЦБ этой проблемой озаботился, это неплохо», — считает Брагин, отмечая, что в какой-то степени регулятор должен контролировать данную ситуацию. Он заметил, что подобные 2014 году кризисы периодически случаются, поэтому провести анализ ситуации и выявить возможные риски стоит. Однако дальнейшего развития событий при введении предлагаемых ограничений аналитик давать не стал.

 

Главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова считает эту меру вполне разумной. Она напомнила, что внешний долг российских госбанков и компаний по состоянию на апрель 2017 года составил примерно 200 миллиардов долларов. «Эта сумма может стать обязательством российского государства в дополнение к 50 миллиардам долларов текущих прямых внешних обязательств правительства. Таким образом, мы поддерживаем намерение ЦБ по введению таких мер, если они будет относиться к квазисуверенному внешнему долгу», — сказала она.

 

В департаменте ЦБ, в свою очередь, считают, что если не вводить никак мер, может возникнуть нисходящая спираль: рост выплат по долгу ослабит рубль и долговая нагрузка увеличится. В 2008–2009 годах компании накопили чрезмерные внешние долги, вспоминает ЦБ, и государству пришлось их рефинансировать, размещая деньги резервного фонда в ВЭБе.