Куда частные инвесторы несут средства, снятые с депозитов


Банковские вклады в инвестиционно-сберегательных предпочтениях российских граждан постепенно отходят на второй план.
Куда частные инвесторы несут средства, снятые с депозитов
Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Конечно, они продолжают хранить значительные средства на банковских счетах, но пополнение вкладов уже сопоставимо с другими направлениями размещений средств. Это и инвестиционное страхование жизни, и паевые инвестиционные фонды, и даже облигации федерального займа. Однако ужесточение денежно-кредитной политики ведущими мировыми регуляторами может спровоцировать распродажу и соответствующее падение цен финансовых инструментов, предупреждают эксперты.

 

Доходностью не вышли

 

Российские власти на протяжении последних нескольких лет настойчиво советуют гражданам заниматься инвестициями на фондовом рынке. Еще в июне 2015 года на Петербургском экономическом форуме первый зампред Банка России Сергей Швецов пообещал, что ЦБ создаст систему стимулов для населения, которые обеспечат объем вложений физических лиц к 2020 году до 15 трлн руб. В декабре 2016 года президент РФ Владимир Путин в послании Федеральному собранию заявил о том, что необходимо «развивать небанковский финансовый сектор, с помощью которого можно привлечь средства простых граждан и инвесторов». Cловами дело не ограничивается. С начала 2015 года граждане получили возможность открывать индивидуальные инвестиционные счета (ИИС), которые предполагают налоговые льготы по истечении трех лет владения. С апреля 2017 года для физических лиц убрали налог на купонный доход, а также освободили от уплаты НДФЛ на разницу между ценой покупки и номиналом облигации (если держать бумагу до погашения). Тогда же Минфин запустил через Сбербанк и ВТБ 24 продажу облигаций федерального займа для населения (ОФЗ-н).

 

Последние полтора-два года объемы вложения в фондовые инструменты растут. Если в начале прошлого года ежеквартальные притоки в розничные паевые фонды составляли 3–3,5 млрд руб., то во втором квартале 2017 года они приблизились к 20 млрд руб. Ежеквартальный объем сбора премий по индивидуальному страхованию жизни (ИСЖ) в 2015 году составлял 20–30 млрд руб., в этом году показатель уже превышает 50 млрд руб. Первый транш ОФЗ-н в объеме 15 млрд руб. разошелся среди физических лиц всего за полтора месяца. В настоящее время банки-агенты размещают второй, на очередные 15 млрд руб. В результате если в предыдущие два года квартальный прирост средств на рублевых депозитах банков превосходил прирост по инвестиционным инструментам в 5–20 раз, то в этом году — всего в три раза.

 

О замедлении темпов прироста вкладов по итогам 2017 года говорила на пресс-конференции после очередного снижения ключевой ставки и глава ЦБ Эльвира Набиуллина (см. “Ъ” от 19 июня). Она оценила темпы в 2–4%, хотя весной оценка ЦБ находилась на уровне 7–9%. Из-за избыточной рублевой ликвидности банки сами не сильно заинтересованы в наращивании вкладов, поэтому держат ставки на минимальных уровнях. По данным ЦБ, среднее арифметическое максимальных ставок десяти крупнейших банков по объему депозитов снизилось за последние два с половиной года более чем вдвое, до 7,45%. Это минимальное значение ставки за восьмилетнюю историю расчета этого показателя ЦБ. «В настоящее время ставки по вкладам являются скорее средством регулирования объемов привлечения в рамках управления фондированием и долгосрочной ликвидностью. Использовать их как инструмент расширения клиентской базы дорого и бессмысленно»,— считает начальник управления развития депозитных и комиссионных продуктов Бинбанка Дмитрий Амиров.

 

Богатый выбор

 

Частные инвесторы, привыкшие к двузначной доходности, начали искать альтернативу депозитам. Как отмечает заместитель гендиректора «Газпромбанк — Управление активами» Евгений Романов, классические депозиты понятны и просты, однако уже не обладают привлекательной доходностью для клиентов; инвестиционные продукты менее понятны, однако доходность значительной их части очевидна. По словам Дмитрия Амирова, в текущем году наблюдается рекордный спрос со стороны клиентов на программы инвестиционного и накопительного страхования жизни (ИСЖ и НСЖ), а также отмечается оживление спроса на инвестиционные продукты (ПИФы, ИДУ), основанные на вложениях в рынки ценных бумаг и драгоценных металлов. Наибольший приток обеспечивают состоятельные инвесторы. «Мы получаем свыше 80% притока от каналов продаж, обслуживающих ВИП-клиентов. В том числе поэтому в стратегии индивидуального ДУ мы видим даже большие притоки, чем в открытые ПИФы»,— отмечает управляющий директор, руководитель отдела развития бизнеса «Сбербанк Управление активами» Василий Илларионов. При этом средний счет при покупке ОФЗ-н превышал 1 млн руб.

 

Одновременно между разными продуктами усилилась конкуренция, и наиболее жестко она стоит между ПИФами и продуктами инвестиционного страхования жизни. По словам участников рынка, на сегодняшний день страховой продукт эту конкуренцию выигрывает во многом благодаря банкам, выступающим агентами при продаже этих продуктов. «ИСЖ, НСЖ — более маржинальные для банка продукты, и многие банки их продают очень агрессивно»,— отмечает начальник управления продаж и маркетинга «Райффайзен Капитала» Константин Кирпичев. По оценкам участников рынка, размер комиссионных при продаже ПИФов составляет 2,5–3% от объема привлеченных средств, тогда как при продаже ИСЖ они могут доходить до 10–20%. «ИСЖ ориентированы в первую очередь на состоятельных инвесторов с горизонтом инвестирования пять—десять лет, поэтому страховые компании готовы платить за них большую комиссию»,— отмечает собеседник в крупном российском банке.

 

В первую очередь пока выбираются консервативные стратегии, базовым активом в которых выступают рублевые облигации. Такие стратегии можно встретить в ИСЖ, ИДУ, а также в облигационных ПИФах. По словам начальника управления аналитических исследований УК «Уралсиб» Александра Головцова, по соотношению риска и доходности облигации либо структурные продукты с защитой капитала являются ближайшей альтернативой депозиту. «Этот выбор инвесторов обоснован и экономически — в период падения ставок (а этот тренд еще продолжается) облигационный рынок обеспечивает инвесторам практически гарантированную премию к депозитам за счет переоценки тела бондов»,— отмечает Василий Илларионов. По его словам, когда ставки зафиксируются, «получить существенный дополнительный доход можно будет уже только в акциях».

 

С оглядкой на заграницу

 

И все же самым надежным продуктом остается банковский вклад. Риски размещения средств минимальны, поскольку депозиты застрахованы государством. Однако защита распространена только на вклады до 1,4 млн руб. В случае отзыва лицензии у банка вклады с суммами свыше застрахованной величины можно получить только в рамках процедуры банкротства.

 

Высокой надежностью хвастаются и ИСЖ, в которых соединяются страховая и инвестиционная части. По условиям договора инвесторам гарантируется возврат внесенной инвестиционной части. При этом ее доходность не гарантируется и зависит от конъюнктуры финансового рынка. Ключевым риском для такого продукта выступает недобросовестность страховщика, а также завышенные ожидания относительно доходности продукта, которые признают в ЦБ. Еще одним важным недостатком этого продукта является его низкая ликвидность — полис нельзя досрочно расторгнуть без потерь, поэтому деньги замораживаются на три—десять лет. Это также роднит его с депозитом, но если в случае досрочного расторжения вклада клиент теряет большую часть дохода, то в случае с ИСЖ он теряет и часть взноса. Низкая ликвидность характерна и для недавно появившихся в России ИИС и народных ОФЗ. В обоих случаях, чтобы получить предусмотренные льготы, инвестор должен продержать на них деньги весь трехлетний срок.

 

Большей ликвидностью обладают паи паевых инвестиционных фондов. Этот продукт инвестор может продать в любой рабочий день, причем не только в отделении банка или офисе управляющей компании, но и через личный кабинет. Но, в отличие от депозитов, ИСЖ и ОФЗ покупателю пая не гарантируется возврат внесенной суммы. Поэтому главный риск при инвестициях в эти ценные бумаги заключается в том, что инвестор может купить их слишком дорого и существует вероятность негативной переоценки. По словам Константина Кирпичева, в погоне за более высокой доходностью многие управляющие компании вновь стали включать в портфели облигации второго-третьего эшелонов (до 30–50%), это чревато потерями для пайщиков.

 

Тем более что в ближайшие шесть—девять месяцев критическое значение для всех финансовых активов будет иметь планируемое сокращение денежной эмиссии Федеральной резервной системы и Европейского ЦБ. По словам Александра Головцова, ужесточение денежно-кредитной политики может спровоцировать сокращение спекулятивных позиций в широком спектре активов, ранее сформированных на заемные средства. В числе наиболее пострадавших могут оказаться рублевые облигации, которые в последние месяцы пользуются у иностранных инвесторов высоким спросом. Дополнительным фактором риска для российского рынка выступает расширение американских санкций в отношении России, которые также могут усилить бегство иностранных инвесторов из рублевых активов.