Мировые центробанки создают «пузыри в пузырях»


Еще в июне стратег Citi Ханс Лоренцен отметил, что, хотя QE не привело к инфляции в экономике, оно повысило цены на активы.
Мировые центробанки создают «пузыри в пузырях»
Фото: РИА Новости

Еще в июне стратег Citi Ханс Лоренцен отметил, что, хотя QE не привело к инфляции в экономике, оно повысило цены на активы.

 

Это потребовало непрерывного роста баланса ЦБ. И, учитывая, что ФРС, ЕЦБ и Банк Японии готовы к «перестройке нормативов» в течение следующего года, глобальный импульс в денежно-кредитной политике в следующем году будет отрицательным.

 

Между тем, поскольку финансовые рынки стремятся максимизировать каждую унцию от импульса центробанка, образуются пузыри, типа пузырей на рынке недвижимости в Лондоне, биткойн или пузыри на рынке старинных автомобилей.

 

Три месяца спустя, последним, кто может рассмотреть проблему создания пузырей центробанка, является Барнаби Мартин из BofA, который задает риторический вопрос: «Пузыри становятся еще больше?»

 

Точно так же как и Лоренцен, Мартин наблюдает за вмешательством центробанка, что приводит к «спекулятивному поведению в активах». Мартин хеджирует, называя это «риском», но графики доказывают, что пузыри, созданные центробанками, слишком реальны.

 

И поскольку Мартин, чья тема — беспрецедентные покупки в кредит, отмечает, что на этом этапе цикла не только кредитные рынки сталкиваются с исключительным спросом инвесторов, но и все остальные. Как он выразился: «На графике 3 видно, что пузыри активов становятся еще больше по прошествии времени».

 

Он имеет в виду, что после финансового кризиса «щедрость центробанков, по-видимому, вызывает более быстрый рост цен активов по сравнению с историческим случаем».

 

Достаточно вспомнить, что рост японских акций был ярко выражен в период между серединой 1982 года и концом 1989 года, когда цены акций выросли примерно на 440%. Но биткойн вырос на 2000% с середины 2015 года. И другие индексы, похоже, тоже растут.

 

Неудивительно, что, как и Лорценен, три месяца назад, Мартин согласен с тем, что есть два ключевых события, которые немедленно положили бы конец этим растущим пузырям: инфляционный шок или ЕЦБ, резко прекращающий монетизировать выпуск облигаций.

 

Конец бычьего кредитного цикла в Европе может произойти только после того как будет остановлен печатный станок. Причем это потребует гораздо большего, чем простое решение ЕЦБ снизить покупки облигаций в следующем году.

 

Мартин считает, что «конец кредитного цикла, скорее всего, потребует большого инфляционного «шока» в Европе, и достаточно сильного, чтобы перестроить ожидания рынка в отношении темпов повышения ставок».