Можно ли заработать на киберспорте


Объем мировой индустрии киберспорта, по прогнозам исследований SuperData, к концу 2017 года перевалит за 1 миллиард долларов, уже сегодня он составляет порядка 900 миллионов.
Можно ли заработать на киберспорте
Фото: РИА Новости

Российский сегмент достиг отметки в 35,4 миллиона долларов, это один из самых высокий показателей инвестиций в данную отрасль в Европе. А зрителей у киберспорта почти столько же, сколько у Национальной хоккейной лиги. О том, кто и как инвестирует в киберспорт и реально ли обывателю, у которого есть лишние деньги, заработать на стремительно растущей индустрии, — в материале РИА Новости.

 

Миллионеры в сборе

 

Пытаясь не упустить зарождающийся рынок, вложениями в киберспорт уже отметились все акулы бизнеса и инвесторы-тяжеловесы, такие как Уоррен Баффет, Джефф Безос, Алишер Усманов, Юрий Мильнер и другие фигуранты списка Forbes.

 

Баффет, например, направил в прошлом году более шести миллионов долларов в проведение крупных игровых турниров. А владелец Mail.ru Group Алишер Усманов вложил 100 млн долларов в холдинг ESForce, которому принадлежит одна из самых успешных киберспортивных команд мира Virtus.pro.

 

От именитых инвесторов не отстают и спортсмены — обладатели немалых состояний. В начале этого года двукратный победитель чемпионата мира по футболу бразилец Роналдо приобрел долю в бразильской киберспортивной организации CNB e-Sports Club, получив 50% ее акций вместе с двумя другими инвесторами.

 

В миллиардный рынок вкладываются и игроки одной из самых успешных спортивных лиг мира — НБА. Четырехкратный чемпион лиги Шакил О’Нил инвестировал в NRG eSports — американскую команду по CS:GO, а еще одна легенда — Мэджик Джонсон — приобрел контрольный пакет акций игроков в «Доту» Team Liquid.

 

Экономика киберспорта

 

Ключевые участники компьютерного спорта — киберспортивные команды. Помимо призов за победу в турнирах (в июне чемпионат The International, в котором участники со всего мира играют в Dota 2, установил новый рекорд по призовому фонду — 20,8 миллиона долларов), они получают доход от спонсорских контрактов с крупными брендами и продают фанатам различную атрибутику.

 

Создатели игр зарабатывают на новых геймерах и развитии внутриигровой экономики, организаторы турниров — на продаже билетов, а платформы и телеканалы, транслирующие игры, — на рекламе.

 

Игровые турниры спонсируют не только издатели игр, но и производители компьютеров, электроники, девайсов для геймеров и телекоммуникационные компании. Китайский телеком-гигант Tencent, например, вольет 15 миллиардов долларов в развитие местной инфраструктуры киберспорта — средства пойдут на создание лиг и ассоциаций киберспорта, проведение турниров, взращивание новых талантов и строительство целых тематических парков в Китае.

 

Букмекеры в предвкушении

 

Еще один элемент в цепочке — букмекерские конторы. В прошлом году их доход от ставок на киберспорт составил почти 60 миллионов долларов, и аналитики не исключают, что к 2018 году компьютерный спорт по объему ставок обгонит футбол.

 

Чтобы ставить на киберспорт, надо быть в теме: постоянно отслеживать успехи команд, самому быть заядлым геймером и учитывать нюансы, которыми делятся в блогах и в соцсетях. Например, не советуют ставить на состязания, малозначимые для команд, или те, которые уже ничего не решают для лидера турнира. В этом случае есть риск, что записные фавориты могут неожиданно «слить» игру.

 

Больше всего денег в таких дисциплинах, как Dota2, League of Legends и CS:GO, а основной их источник — крупные бренды, такие как Audi, Visa или Vodafone, все они уже заключили контракты с лучшими командами мира.

 

Нехватка маркетологов и ребята с улицы

 

Тем не менее солидные рекламные контракты, какие есть у Virtus.pro или же американкой Fnatic, и клубы, которые, способны платить игрокам зарплату, скорее исключение. Пока 99% спонсоров работают с командами по бартеру.

 

«Допустим, есть 5 человек, которые играют в «Доту» и начинают побеждать в каких-то турнирах. Но как только они выходят на определенный уровень, нужно оплачивать поездки, тренировочный дом, обновление парка компьютеров», — объясняет Ярослав Комков, гендиректор киберспортивного игрового клуба Gamer Stadium. Поэтому с учетом высокой стоимости игрового оборудования (стоимость «нормального» компьютера для состязаний — 100-150 тысяч рублей) бартерная схема очень популярна.

 

Живут же киберспортсмены во многом за счет донатов — добровольных пожертвований многочисленных зрителей.

 

Одна из причин отсутствия живых денег — слабый маркетинг команд. Они пока еще не очень умеют подписывать спонсорские контракты и зарабатывать на этом. «Очень мало кто, особенно в России, знает, как получить рекламный бюджет. Отрасли отчаянно не хватает грамотных маркетологов», — констатирует эксперт.

 

Поможем чем можем?

 

Есть ли смысл вкладывать деньги в перспективную команду? Можно, но «небольшие суммы» здесь начинаются от нескольких миллионов рублей.

 

Есть также краудфандинг. Например, американская команда Cloud9 подняла 32 миллиона долларов инвестиций на краудфандинговой площадке. Частные инвесторы в таком случае действуют на свой страх и риск, к тому же это непрямая инвестиция. Здесь стоит помнить и о том, что большинство киберспортивных команд убыточны.

 

Теоретически в краудфандинге можно поучаствовать, имея на руках, например, 50 тысяч рублей, но это будет не совладение, а участие в прибыли команды. Но то, что у команды будет прибыль, гарантии нет. Как в футболе, так и в киберспорте, команда — это расходная часть.

 

«Если у вас есть 50-60 тысяч рублей, лучше купите себе новый «айфон», — рекомендует Комков.

 

Синдикаты и IT-проекты

 

На фоне команд, которые пока что теряют деньги, более привлекательными выглядят различные связанные с киберспортом IT-проекты, сервисы и приложения. Инвестировать в них можно, например, через синдикаты, в которых участвуют аккредитованные инвесторы.

 

Минимальный чек для входа в одну сделку может быть невелик — от 500 долларов, но при этом сулит хорошую доходность.

 

«Доходность такого синдиката может составлять порядка 500% в год», — отмечает инвестор в киберспортивные IT-проекты, бизнес-ангел Александр Клейдинц. Впрочем, несмотря на то, что чек сделки может быть низким, доступ к синдикационным сделкам могут получить инвесторы с годовым доходом порядка 200 тысяч долларов.

 

Покупка токенов через ICO

 

Более реальный способ для частного инвестора со средним доходом — стать совладельцем высокотехнологичного проекта в области киберспорта, это ICO (Initial Coin Offering), принцип которого схож c IPO. Разница здесь в том, что при ICO инвестор не получает настоящие акции, а становится обладателем криптографических токенов, которые торгуются на криптобиржах за различные криптовалюты, например биткоины или эфиры (Etherium).

 

«Если проект выходит на ICO, важно чтобы токен был привязан к акциям и к обороту компании, а таких проектов пока немного. Если токен не привязан к акциям, туда лезть не надо, вы потеряете деньги», — рекомендует инвестор.

 

При ICO вложения в проекты каждого из инвесторов могут быть небольшими — и 10, и 20 долларов. Главное — помнить, что это высокорискованные инвестиции, и соблюдать золотое правило любых вложений: инвестировать во что-либо можно не более 5% своего годового дохода.

 

В целом заработать на рынке, который пока только зарождается, очень сложно. Успешных кейсов не так много, если это не ставки и не рулеточные сайты, которые находятся в сером поле. По мнению наблюдателей, «народные» деньги рынку потребуются как минимум лет через пять-десять. Рынок должен сформироваться, а сейчас он находится примерно на той стадии, на какой были социальные сети, когда Марк Цукерберг только запускал свой Facebook. Но следить за развитием киберспорта лучше начинать уже сейчас.