Нефть, грабежи и налоги: бизнес-модель «Исламского государства» в графиках


Исследование: на чем зарабатывают террористы и почему их доходы снизились по итогам 2016 года до $870 млн?
Нефть, грабежи и налоги: бизнес-модель «Исламского государства» в графиках
Фото: REUTERS / Supri

Екатерина Еременко

 

Доходы террористической организации «Исламское государство» (*запрещена в России – Forbes) снизились вдвое за последние два года и продолжают сокращаться. Таковы выводы исследования Международного центра изучения радикализации (ICSR ) и британской аудиторско-консалтинговой компании EY.

 

Основными источниками дохода «ИГ» являются незаконные налоги и сборы, торговля нефтью, а также грабежи и конфискация ценностей у населения. За последние пару лет годовой доход «ИГ» снизился почти вдвое – в 2014 году он составлял до $1,9 млрд, а по итогам 2016 года оценивается не более чем в $870 млн. При этом новых финансовых потоков, которые могли бы компенсировать падение доходов, у террористической группировки пока не появилось.

Если тренды сохранятся, бизнес-модель «Исламского государства» провалится, — отмечают авторы исследования.

 

В качестве налогов с населения террористы получили в 2014 году порядка $300-400 млн. В 2015 году боевики потеряли часть территории, но усилили финансовый контроль за самыми населенными городами Ирака, поэтому налоговые доходы «ИГ» возросли до $800-900 млн. Потеря этих городов – наряду с основными транзитными пунктами в Сирии, такими как город Джераблус, — в 2016 году дорого обошлась террористам. Это привело к снижению налоговых сборов до $200-400 млн.

 

Нефть и грабеж

 

В основном террористы продают нефть на территорию соседних стран. Нефтяные доходы «ИГ» составляли в 2014 году около $ 150-450 млн. Летом того года боевиками были захвачены иракские нефтяные скважины и в течение нескольких месяцев фиксировалась пиковая прибыль в диапазоне от $ 1-3 млн в день. В 2015 году дальнейшая разработка месторождений принесла боевикам $ 435-550 млн. Но в конце 2015 года антитеррористическая коалиция смогла перекрыть некоторые цепочки поставок нефти в соседние с «ИГ» территории. Также террористы потеряли контроль над территориями на севере Сирии и западе Ирака. По итогам 2016 года нефтяные доходы принесли террористам только $ 200-250 млн.

 

Грабежи принесли группировке от $500 млн до $1 млрд в 2014 году, причем основная часть получена за счет разграбления Мосула в июне того года. Оценки объема грабежей в докладе приводятся на основе размера занимаемой «ИГ» территории, численности подконтрольного населения и информации из местных бюджетных документов. Эта статья доходов принесла $ 200-300 млн в 2015 году и $110-190 млн в 2016 году.

 

 

Обнаружить серьезный вклад иностранных пожертвований в экономику «ИГ» авторам исследования не удалось. Также они выяснили, что террористам не удается получить большой объем средств в виде выкупа за похищенных людей ($10-30 млн в 2016 году) и от продажи украденных артефактов и музейных ценностей. Чаще террористы берут плату за транзит этих ценностей в другие страны, но точных оценок этих доходов не существует.

 

Как падение доходов отразится на терроризме?

 

Оценка финансов террористической группировки затруднялась для экспертов масштабом организации и темпами ее распространения. Но именно в этом заключается одна из основных уязвимостей «ИГ» — из-за несогласованности действий к ноябрю 2016 года контролируемая боевиками территория по сравнению с 2014 годом сократилась на 62% в Ираке и на 30% в Сирии.

 

С точки зрения бюджета организации это означает потерю контроля за добычей полезных ископаемых и сокращение налоговой базы – меньше населения и бизнеса, с которого можно брать дань.

 

Существуют веские основания полагать, что доходы «Исламского государства» будут сокращаться и дальше, отмечают авторы доклада. В частности, крайне негативные последствия для экономики «ИГ» вызовет освобождение Мосула, экономической столицы самопровозглашенного халифата, которое ведется антитеррористической коалицией с 2016 года.

 

Тем не менее, «ИГ» и его предшественник Аль-Каида уже не раз доказывали свою способность преодолевать финансовые трудности. Более того, падение доходов может не сразу повлиять на способность боевиков совершать теракты за пределами контролируемой ими территории, делается вывод в докладе.