Почему из России бегут миллиарды долларов


По данным Банка России, за пять месяцев текущего года чистый вывоз капитала из страны достиг 22,4 миллиарда долларов.
Почему из России бегут миллиарды долларов
Фото: Reuters

Зарубежные инвесторы вывели из российских активов более 1,6 миллиарда долларов. Это максимальный показатель за последние три с половиной года. При этом другие развивающиеся рынки, напротив, привлекают деньги. Что именно не нравится иностранным инвесторам в России, «Ленте.ру» рассказали эксперты фондового рынка.

 

Обойдемся без них

 

По данным Банка России, за пять месяцев текущего года чистый вывоз капитала из страны достиг 22,4 миллиарда долларов. В прошлом году за аналогичный период показатель составил 10,3 миллиарда долларов. В то же время за неделю, закончившуюся 28 июня, объем средств, выведенных из фондов, инвестирующих в российские акции, превысил 83 миллиона долларов. При этом фонды, вкладывающие в другие развивающиеся рынки, привлекли почти 1,9 миллиарда долларов, а за четыре месяца — почти 28 миллиардов долларов, притом что с российского рынка ценных бумаг ушло более 1,6 миллиарда долларов.

 

 

Владислав Кочетков, генеральный директор компании «Финам», которая занимается инвестициями на отечественном фондовом рынке, считает, что беспокоиться из-за ухода нерезидентов не стоит. «Речь идет о спекулятивном капитале, который играл не столь большую роль в реальном секторе экономики. Это связано прежде всего с повышением процентной ставки ФРС США и снижением ключевой ставки Банка России, что существенно сократило возможности заработка на керри-трейд (операциях, основанных на займах средств в долларах по низким ставкам и размещению их в рублях по высоким — прим. «Ленты.ру»)». Именно возможности для керри-трейда стимулировали приток капитала в Россию в прежние годы, считает эксперт. Кроме того, по его мнению, вывод капитала связан с ужесточением внешнеполитической риторики, что, безусловно, сказывается на поведении ряда инвесторов. «Процентов на 80 это чисто спекулятивный отток», — убежден он.

 

В то же время глава «Финама» оценивает роль нерезидентов на российском фондовом рынке как существенную. По его данным, до половины объема торгов по-прежнему приходится на иностранцев. «Зависимость от них есть, хотя после присоединения Крыма она заметно снижается. Сейчас растет роль внутреннего инвестора», — отмечает финансист.

 

Кочетков убежден, что рублевые активы еще недооценены, поэтому в долгосрочной перспективе они будут интересны инвесторам, хотя в краткосрочной перспективе несут риски: прежде всего это нестабильность на сырьевом рынке, которая влияет и на курс рубля и на состояние бюджета, а также возможное ужесточение антироссийских санкций.

 

Климат ниже нуля

 

Президент компании «Московские партнеры» Евгений Коган также не видит трагедии в оттоке капитала, отмечая, что при нынешнем инвестиционном климате в России этот процесс вполне естественный: «Когда были большие притоки в Россию по керри-трейдингу, никто же не удивлялся — все говорили, что так и должно быть. Пока такая высокая ключевая ставка ЦБ, флуктуации будут носить недраматический характер. Рубль по-прежнему для керри-трейдеров будет оставаться привлекательным». По его оценке, инвестиционный климат в России сейчас находится на уровне «ниже нуля», а собственность плохо защищена.

 

Коган полагает, что сейчас на российском рынке запущены процессы, ослабляющие рубль. Во-первых, национальная валюта должна падать как из-за снижения цен на нефть, так и из-за сезонных факторов. «Когда нефть валилась, рубль бодренько держался. Но мы же понимаем, что это было не вполне правильно. Вот он теперь и отыгрывает [рост]. Думаю, что отток капитала будет продолжаться. А с чего бы должен быть приток? Разве у нас изменился инвестклимат? Появилось уважение к частной собственности и институтам? Экономика стала расти? Весь наш рост экономики — это плюс-минус статистические данные», — рассуждает эксперт.

 

Чисто арифметически

 

Завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС, бывший зампред Банка России Константин Корищенко видит в данных по оттоку капитала исключительно техническую сторону. Все зависит от подсчета. В зависимости от изменения стоимости акций могут получаться самые разные данные, а показатель в 1,6 миллиарда долларов — это уж и подавно в пределах изменений котировок. Что же касается данных ЦБ, которые говорят об утекших из страны 22,4 миллиарда долларов, это объясняется чисто технически.

 

Как отметил Корищенко, в условиях плавающего курса и отсутствия валютных интервенций получается, что если сальдо текущего счета растет, то отток капитала увеличивается. «Ни к какой политике, инвестиционному климату и тому подобному это прямого отношения не имеет. Тут чистая арифметика, — объясняет он. — Скажем, вы продали нефть на 10 миллиардов долларов и, чтобы заплатить налоги, продали кому-то часть своей выручки. Когда этот «кто-то» был ЦБ — росли золотовалютные резервы. А когда ЦБ эту валюту не покупает — остатки на счетах коммерческих банков растут, они технически учитываются как отток капитала. А всевозможные «теории заговора» несостоятельны».

 

При этом сочетание оттока капитала в количественном выражении и ослабления рубля свидетельствует о том, что у внутренних агентов возникло больше желания покупать иностранную валюту, чем полгода назад. На курс рубля влияет не только цена на нефть, состояние платежного баланса и инвестиционного климата, но и уже упомянутый керри-трейд. А он зависит от ожиданий по изменениям процентных ставок в России и в США.

 

«Если идет сигнал из Америки, что ставка вверх, а из России — что ставка вниз, то для керри-трейда это хорошо, но только до тех пор, пока можно вовремя выйти с рынка, не дожидаясь, когда ситуация начнет резко меняться. Тут как в управлении яхтой: чтобы повернуть, надо начать выполнять маневр сильно заранее. Вот и в нынешней ситуации керри-трейдеры начали постепенно выводить средства, оценивая тенденции в изменении ставок», — заключил Корищенко.