Почему в системе госзакупок не хватает конкуренции


Лишь 5,6% госзакупок совершаются путем проведения торгов, а все остальные — в обход конкурсов и аукционов. Такие цифры приводит Минфин по итогам мониторинга состояния рынка за первое полугодие 2017-го.
Почему в системе госзакупок не хватает конкуренции
Фото: РИА Новости

Из всего объема закупок госзаказчиков 31,6% осуществляются у единого поставщика, а 62,7% — с применением «иных способов», констатировал новый регулятор рынка (ранее эту сферу контролировало Минэкономразвития). При этом, уверены в Минфине, «иные способы» часто применяются для маскировки все тех же закупок у единственного поставщика.

 

В профессиональном сообществе считают, что хотя приведенные Минфином данные в целом отражают объективное положение вещей, некоторые неучтенные нюансы могли существенно исказить показатели.

 

Торги идут

 

Если взглянуть на данные крупнейшей платформы для госзакупок — системы электронных торгов — картина выглядит не такой удручающей. В числе заказчиков, размещающих тендеры на площадке, — «Роснефть», РЖД и «Башнефть».

 

По итогам прошлого года объем торгов на «ТЭК-Торг» по 223-ФЗ составил почти 1,1 триллиона рублей, а за первое полугодие 2017-го — 802 миллиарда рублей, при этом на каждую процедуру приходилось в среднем четыре участника.

 

«Таким образом, говорить об отсутствии конкуренции не приходится», — отмечает Дмитрий Сытин, директор системы электронных торгов «ТЭК-Торг».

 

Единый поставщик

 

То, что заказчики все чаще маскируют закупки у единого поставщика «иными способами», подтверждается цифрами. Объем закупок у единственного поставщика в первом полугодии 2017 года, по сравнению с аналогичным периодом 2016-го, сократился. Но при этом соразмерно — на 26,3% — выросли закупки, осуществляемые теми самыми «иными способами».

 

Основная причина — большое количество конкурентных процедур, признанных несостоявшимися, после которых контракты заключаются с единственным подавшим заявку поставщиком по стартовой цене, указывает Владимир Лишенков, гендиректор электронной площадки «РТС-тендер».

 

В этом случае на увеличивающуюся долю контрактов, заключаемых по итогам закупок у единственных поставщиков, напрямую влияют сложность и постоянные изменения законодательства. Многие компании просто не могут правильно оформить тендерную заявку, из-за чего конкурентность проводимых госзаказчиками процедур снижается.

 

Еще одним фактором роста доли закупок у ЕП в «РТС-Тендер» считают отсутствие прозрачного механизма в рамках 44-ФЗ, по которому правительство реализует свое право наделять конкретные компании статусом единственного поставщика. Количество таких компаний на рынке государственных тендеров с каждым годом растет.

 

Нюансы формулировок

 

Сытин, со своей стороны, обращает внимание на то, что «иных способов» закупки очень много — более 4500, поэтому здесь постоянно возникают различные спорные моменты.

 

«Например, в госзакупках способ называется «запрос котировок», а у такого госзаказчика, как «Роснефть», он называется «запрос цен». Возникает вопроc: это одно и то же или нет?» — поясняет Сытин.

 

По его мнению, за последний год «ничего сверхъестественного, что привело бы к росту закупок у ЕП, не произошло», а обоснованных единых поставщиков неплохо бы исключить из методики расчета.

 

«Какой смысл учитывать при расчете показателя конкуренции закупку, например, НПЗ «Роснефть» у своей «дочки»? Там просто нет другого поставщика, а это снижает общий уровень показателей конкуренции», — указывает специалист.

 

Работа над ошибками

 

В Минфине признали, что в докладе не обошлось без технических ошибок, виной которым заказчики, допускающие их в своих ежемесячных отчетах. Так, например, в топ-5 крупнейших закупщиков по 223-ФЗ наряду с «Роснефтью», РЖД, «Газпромом» и «Башнефтью» оказалась и Подольская городская стоматологическая поликлиника.

 

Медучреждение ошибочно отчиталось, что закупилось на 471 миллиард рублей — строительство космодрома обойдется дешевле. Реальный же объем его закупок в 2017 году составил 16 миллионов рублей.

 

Подобных ошибок в докладе может быть достаточно много, а потому получились «достаточно странные, удивительные показатели», считает Андрей Храмкин, директор Института госзакупок и генеральный директор Центра размещения государственного заказа.

 

По его словам, госзакупки обычно не отличаются высокой конкуренцией, но есть достаточно много сегментов, например поставки компьютерного оборудования, оргтехники, мебели, где она традиционно достаточно высока.

 

Препятствия для малого и среднего бизнеса

 

Есть и другая проблема — многочисленные подводные камни позволяют госзаказчикам диктовать те условия, под которые могут подойти только ограниченное количество поставщиков.

 

Так, по подсчетам Минфина, в этом году объем закупок у субъектов малого и среднего бизнеса сократился — с 1,1 триллиона до 0,9 триллиона рублей, хотя в соответствии со стратегией развития МСП до 2030 года госкомпании должны наращивать эти объемы.

 

Эксперты объясняют: в федеральных округах очень жесткие условия оплаты контрактов.

 

«Нередко в контракте написано, что в конце периода услуги будут оплачены только в том случае, если в бюджете будут деньги. Денег может совсем не быть или они дойдут не до всех. В связи с этим многие представители малого и среднего бизнеса не видят смысла в госконтракте», — говорит Севак Араранян, финансовый аналитик компании «Шумаков и партнеры».

 

Большая часть госконтрактов выносится на тендер, по сути, уже фиктивно, после исполнения работ, констатирует аналитик.

 

Например, часто действует принцип субподряда, когда более крупный игрок рынка выходит на тендер, чтобы затем поручить работы более мелким, а 20-25% суммы взять себе.

 

Государство делает выводы

 

Так или иначе, недостаток конкуренции при госзакупках — проблема, которая давно беспокоит государство. Именно с этой целью правительство передало полномочия в сфере госзакупок, а также закупок госкомпаний от Минэкономразвития Минфину. С апреля этого года Минфин уже успел принять несколько поправок, направленных на оптимизацию расходов бюджета на госзакупки.