Поток ненависти


Почему Порошенко заблуждается при разговоре о российских трубопроводах в Европе
Поток ненависти
Фото: ТАСС

При рассуждениях о новых российских трубопроводах в Европе президент Украины Петр Порошенко немного оторвался от реальности. Он считает их строительство исключительно политическим проектом, страшной местью Москвы за «неудачи» на энергетических фронтах. На самом деле «Северный поток-2» нужен России как альтернативная магистраль поставок газа европейским потребителям, а самим европейским потребителям — как надежный источник топлива. В строительстве участвуют крупнейшие игроки ЕС: Германия, Франция, Австрия, Нидерланды и Великобритания. Пока стороны ведут предварительные переговоры, «Лента.ру» разбиралась в том, есть ли у этих стран повод мстить Киеву и разорять его.

 

Газовый реванш

 

«Северный поток-2» — бессмысленный с экономической и энергетической точек зрения проект. Россия прокладывает новые трубы в сторону Германии лишь с одной целью — отомстить Киеву. Такой точки зрения придерживается президент Украины Петр Порошенко.

Он полагает, что расширение газопровода — это ответ на решение Стокгольмского арбитража, который якобы встал на сторону «Нафтогаза» в споре с «Газпромом». Кроме того, Порошенко уверен, что Москва желает отнять у Киева деньги. Речь идет приблизительно о 2 миллиардах долларов, их Украина получает ежегодно за транзит голубого топлива на Запад. Украинский президент опасается, что с запуском «Северного потока-2» страна потеряет эти средства.

 

В начале июня премьер-министр Украины Владимир Гройсман сделал еще более категоричное заявление. Он назвал «Северный поток-2» угрозой национальной безопасности, причем не только для незалежной, но и для других стран Европы. Гройсман заверил депутатов Верховной Рады, что правительство приложит все усилия и не допустит строительства газопровода.

 

Власти в Киеве сильно озабочены «Северным потоком-2». Оно и понятно: как только по нему пойдет газ, Украина потеряет выгодный статус транзитера российского сырья в ЕС. Но мотивы России в этом проекте все же отличаются от названных Порошенко и Гройсманом.

Москва строит трубопровод не одна, в него вкладываются и другие страны. И это международное объединение не ставит перед собой задачу разорения Украины. Главная цель — обеспечение стабильных поставок западным потребителям. Сомнительно и то, что Москва «мстит» Киеву за процесс между «Нафтогазом» и «Газпромом», который, кстати, еще не завершился.

 

Арбитраж наш

 

Спор между «Газпромом» и «Нафтогазом» рассматривается Стокгольмским арбитражем уже несколько лет. Речь идет о контрактах, заключенных в 2009 году. Тогдашние главы правительств России и Украины Владимир Путин и Юлия Тимошенко подписали документ, согласно которому Киев обязался выкупать определенные объемы газа на протяжении следующих 10 лет. Иными словами, сырье надо приобретать в любом случае, даже если в нем нет нужды. Если топливо не забирается и им не пользуются, Украина штрафуется. Этот принцип называется «бери или плати».

«Нафтогаз» неоднократно нарушал этот принцип, называя его кабальным. Суд в Стокгольме разбирается, насколько правомерными были действия российской и украинских энергетических компаний, а сумма их взаимных претензий исчисляется десятками миллиардов долларов. Если вкратце, «Нафтогаз» хочет отмены принципа «бери или плати», а также возврата «переплаты» за слишком дорогое, по мнению Киева, российское топливо. «Газпром» желает получить от Украины средства за невыбранный по контракту газ плюс штрафы.

 

В конце мая «Нафтогаз» поспешил объявить о победе. Власти Украины считают, что Стокгольмский арбитраж отменил принцип «бери или плати», отменил запрет на реэкспорт российского газа, а также пересмотрел формулу цены на топливо. Порошенко использовал это в своих нападках на «Северный поток-2». Проблема в том, что окончательного решения суд еще не принял.

 

«31 мая Стокгольмский арбитраж обнародовал только промежуточное решение по контракту 2009 года на поставку российского газа. Окончательное должно появиться в конце июня», — утверждает директор по исследованиям компании Vygon Consulting Мария Белова. По словам эксперта, предварительное решение выглядит нейтральным для обеих сторон. «Нафтогаз» получает право на реэкспорт российского голубого топлива, а цена газа привязывается к стоимости топлива на европейских хабах (на них предусмотрено гибкое рыночное ценообразование, которое зависит от текущего спроса и предложения на сырье; альтернативный способ формирования цены — ее жесткое прописывание в контракте). «Бери или плати» остается, но смягчается, снижается объем топлива, который Украина обязана выкупить.

 

«C учетом того, что обсуждение проекта «Северный поток-2» началось еще 5 лет назад (в форме строительства третьей и четвертой ниток «Северного потока») совершенно неуместно заявлять о какой-то мести Украине за промежуточное решение Стокгольмского суда», — комментирует Белова слова Порошенко.

 

Дело — труба

 

Если первая часть аргументации (про месть) президента Украины не имеет ничего общего с реальностью, то вторая — о потерях 2 миллиардов долларов транзитных денег — вполне справедлива. Только здесь Петр Порошенко путает причину со следствием. «Северный поток-2» действительно чреват серьезным финансовыми потерями для Украины. Однако строят газопровод не ради этого.

 

«Украина не раз была виновницей срывов регулярных поставок газа. Зима текущего года только убедила европейцев в необходимости новой ветки «Северного потока», доказательство тому — разрешение «Газпрому» использовать дополнительные мощности Opal (сухопутная магистраль, продолжает «Северный поток» на территории Германии; до недавнего времени российской компании разрешалось загружать ее только на 50 процентов в связи с антимонопольными ограничениями ЕС — прим. «Ленты.ру»)», — отмечает гендиректор инвесткомпании «Форум» Роман Паршин.

«Можно долго говорить о том, кто кому «мстит» в этой ситуации. Но однозначно, что «Северный поток-2» нужен не одному «Газпрому», а большей части Западной Европы. Европейские потребители заинтересованы в стабильных поставках газа. Более того, потребление газа в ЕС продолжает увеличиваться, поэтому стройка новой нитки — это не месть, а альтернатива. Очевидно, что Украина в собственную газотранспортную систему в последние годы не инвестирует как раз по причине опасений, что вскоре труба будет просто не нужна», — говорит, в свою очередь, Кирилл Яковенко из «Алор Брокер».

 

Украинская труба не нужна и тем странам, которые инвестируют в строительство «Северного потока-2». Это Германия (компании Uniper и Wintershall), Франция (Engie), Австрия (OMV), Нидерланды и Великобритания (Royal Dutch Shell). Общая стоимость проекта — около 9,5 миллиарда евро, половину платят европейцы. И вряд ли они думают о мести Украине или о том, чтобы лишить ее ежегодных поступлений размером 2 миллиарда долларов.

 

«Вклад каждой из компаний составит до 950 миллионов евро. Согласно планам, две нитки подводного газопровода, а также соответствующая наземная инфраструктура в Германии, будут построены до 2020 года. Наиболее ярко заинтересованность европейских компаний в реализации проекта отражает недавнее высказывание министра иностранных дел Германии Зигмара Габриэля: «Все возмущения и протесты на сегодняшний день не имеют под собой никакого основания, так как в Европе существует либеральный рынок газа, и энергетические компании самостоятельны в выборе точки на карте мира, из которой они собираются везти топливо»», — резюмирует Мария Белова.