Правительство отказалось от отсрочки «закона Яровой»


Его введение могут отрегулировать актами правительства.
Правительство отказалось от отсрочки «закона Яровой»
Фото: РИА Новости

Правительство не поддержало перенос вступления в силу «закона Яровой» с июля 2018 на июль 2023 года, говорится в отзыве на соответствующий законопроект (копия есть у “Ъ”). При этом поэтапная реализация положений закона может быть введена подзаконными актами правительства, которые вправе устанавливать порядок, сроки и объем хранения данных, постепенно увеличивая объем хранимой информации, следует из отзыва. Принятие нормативных правовых актов к закону запланировано на 2017 год.

 

Отложить вступление в силу «закона Яровой» предлагали сенатор Антон Беляков и депутат Олег Шеин. Они указывали, что для реализации закона нет необходимого оборудования, а вложения в хранение данных превысят 2 трлн руб. При этом прибыль от продажи оборудования получат иностранные производители, а финансовая нагрузка на российских абонентов вырастет за счет подорожания тарифов на услуги связи.

 

Как сообщал ранее “Ъ”, вариант финансирования реализации закона путем сборов с абонентов предложили в Российском союзе промышленников и предпринимателей: для этого предлагается ввести специальный платеж для абонентов в размере 3–5% от среднемесячного счета. Сумма такого платежа составила бы 9–15 руб., что позволяло бы ежегодно собирать 50–85 млрд руб.

 

Впрочем, из отзыва следует, что правительство и не планирует сразу полностью вводить закон в действие, уверен Антон Беляков. По его словам, «это тот случай, когда нужно читать между строк»: в отзыве упоминается право на поэтапную реализацию закона, то есть правительство не настаивает на конкретных сроках. «Таким образом, закон может начать действовать и через три года, и через семь лет»,— рассуждает он. При этом одобрение предложенной пятилетней отсрочки потребовало бы прохождения через Госдуму.

 

В то же время в отзыве правительства написано, что времени на подготовку у операторов связи и организаторов распространения будет достаточно, но, по всем отраслевым оценкам, минимальный срок на необходимые технические и организационные мероприятия составит три года, отмечает директор по стратегическим проектам Института развития интернета Ирина Левова. При этом до сих пор непонятно, откуда взять средства на реализацию закона, указывает она.

 

Реализация закона, в частности, требует новых дата-центров, «а это капитальное строительство со сложнейшими телекоммуникационными системами и энергетическими мощностями», согласен господин Беляков. Кроме того, остается проблема с закупкой оборудования: помимо отсутствия необходимого количества оно требует частого обновления — «и на момент покупки новой партии предыдущая будет морально устаревшей». Наконец, «софт, который спецслужбы сейчас хотят контролировать,— это то, чего не будет условно через три года, поскольку технологии быстро развиваются», добавляет сенатор.

 

Он вместе с соавторами также намерен предложить другие корректировки к «закону Яровой». Помимо хранения данных пакет включает в себя, например, пункты по регулированию религиозной и миссионерской деятельности. «Эти положения законопроекта, по сути, нарушают Конституцию, и в качестве их последствий можно назвать арест учителя йоги или уничтожение экземпляров Библии и Евангелия»,— уверен господин Беляков. С учетом уже появившейся правоприменительной практики и спешки, в которой принимался пакет, есть все основания его откорректировать, считает он.