Процедуру обсуждения строительных проектов переносят в интернет


Правительство РФ вносит в Госдуму законопроект, который фактически упраздняет процедуру публичных слушаний по градостроительным проектам, заменяя ее "общественным обсуждением".
Процедуру обсуждения строительных проектов переносят в интернет
Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Проект поправок к Градостроительному кодексу РФ был разработан Минстроем, вчера опубликовано распоряжение премьера Дмитрия Медведева о внесении этого документа в Госдуму. В правительстве напоминают, что сейчас публичные слушания проводятся по проектам генпланов, при выдаче разрешений на строительство или реконструкцию объектов капстроительства, при отклонении от высотных параметров стройки и по другим основаниям. Эту процедуру чиновники предлагают заменить «общественным обсуждением», которое, в отличие от публичных слушаний, можно проводить в интернете без личного участия граждан — на сайтах органов власти. В Белом доме обещают, что в таком обсуждении смогут поучаствовать «все категории граждан», а лица без доступа в интернет могут представить письменные замечания. Механизм проведения «обсуждения» на сайте правительства не описан.

 

Публичные слушания о судьбе градостроительных проектов в России регулярно сопровождаются протестами жителей и скандалами. Например, в 2013 году в ходе слушаний по застройке Большого Козихинского переулка в Москве была избита муниципальный депутат Елена Ткач. А слушания по проекту реконструкции столичного Ленинского проспекта в том же году перешли в суд из-за «беспрецедентного масштаба фальсификаций», как заявляли в «Яблоке». Реконструкция в итоге была отменена. Отметим, что столичные власти в 2015 году уже заявляли о планируемом переводе публичных слушаний в приложение «Активный гражданин», поясняя это желанием привлечь к голосованию больше горожан (см. «Ъ» от 19 октября 2015 года).

 

Как следует из текста законопроекта (есть у «Ъ»), процедура «общественных обсуждений» будет четырехэтапной: власти должны сообщить о ее проведении на сайтах ведомств (не позднее недели до начала слушаний), опубликовать там же проекты (например, о капстроительстве), затем оформить протокол обсуждения и на финальном этапе опубликовать заключение о результатах слушаний.

 

Участниками обсуждения могут стать жители и владельцы земельных участков «на территории, в отношении которой подготовлен проект». Местных жителей при этом предполагается идентифицировать по паспортам с пропиской или их копиям; при «выявлении факта предоставления недостоверных сведений» замечания от участников слушаний не примут.

 

Все предложения граждан должны заноситься в протокол, а их содержание — в заключение по итогам слушаний, наряду с рекомендациями чиновников о целесообразности их учета в дальнейшем. Продолжительность обсуждения в интернете предлагается устанавливать самим чиновникам. В Белом доме уверены, что поправки «расширят способы влияния граждан на принятие градостроительных решений».

 

Исполнительный директор юридической компании Heads Consulting Никита Куликов говорит, что институт публичных слушаний сейчас «является формальностью, а вовсе не действенной процедурой» из-за применяющихся ухищрений — назначения мероприятия в неудобное время, его проведения в труднодоступном месте (например, на режимном объекте) или допуска к процедуре «ангажированных лиц». Координатор движения «Архнадзор» Константин Михайлов напоминает, что институт слушаний фактически ничего не решает: результаты обсуждения должны учитываться в принятии градостроительных решений, но «автоматически они их не определяют».

 

Старший юрист адвокатского бюро А2 Мария Понаморева говорит, что сама идея «не собираться по 500 человек в одном помещении» выглядит разумной, но в процедуре крайне важен «правильно оформленный протокол». Лидер московского «Яблока» Сергей Митрохин приветствует отсечение от слушаний сотрудников предприятий, поясняя, что в Москве эту категорию (из числа работников префектур и служб ЖКХ) нередко «используют для массовки». Господин Куликов не исключает, что перевод слушаний в интернет «еще больше увеличит злоупотребления», если законодатель не проработает систему контроля, например, с идентификацией участников по электронно-цифровой подписи. «Но поддержание инфраструктуры для такого контроля может быть крайне накладно»,— рассуждает юрист. Господин Митрохин считает, что слушания приобретут «реальный смысл» лишь с введением возможности для граждан отправлять проекты на доработку.

 

Александр Воронов