Ренессанс не наступит


Как цепляется за жизнь старейший банк мира
Ренессанс не наступит
Фото: Reuters

Этот итальянский банк пережил многовековую кровопролитную междоусобицу итальянских городов эпохи Возрождения, французскую и австрийскую оккупацию и две мировые войны. Он успешно развивался более 500 лет. Сейчас Monte dei Paschi Siena (MPS), старейшее кредитное учреждение в мире, может быть погребено под обломками итальянского финансового кризиса, которому не видно ни конца ни края.

 

Банк с повышенной социальной ответственностью

 

Сиена — настоящий моногород по-итальянски: здесь все крутится вокруг старейшего банка мира. Сиенцы, как говорят, делятся на три категории: те, кто работал в Monte dei Paschi, те, кто работает в Monte dei Paschi, и те, кто хотел бы работать в Monte dei Paschi. На деньги банка город несколько раз отстраивался и перестраивался, практически вся культурная и социальная активность в Сиене спонсируется банком. Например, скачки Palio или ежегодное шоу с боями «стенка на стенку» между городскими кварталами.

 

Таким банк и задумывался. В 1472 году Сиенская республика решила учредить организацию, которая бы аккумулировала средства для льготных кредитов «бедным, нуждающимся, обездоленным». Таким образом стоявшие у руля города богатые патриции и магнаты выполняли свой христианский долг и снижали социальное напряжение в Сиене, которым легко могла воспользоваться какая-то внешняя сила — а во врагах у итальянских республик никогда недостатка не было.

 

Банковское дело в Италии позднего Средневековья стремительно развивалось. Многочисленные города-государства нуждались в стабильных денежных потоках для финансирования торговли, а также обмена валют. И банки открывались буквально в каждой деревне. Римские папы, которые были негласными правителями Италии, пошли на колоссальные ухищрения, чтобы вывести банковское дело из-под завещанного самим Христом запрета ссудного процента. Деятельность кредитных учреждений была настолько успешной, что «ломбардцы» (так за рубежом называли всех купцов из Северной и Средней Италии, а не только выходцев из Ломбардии) развернули бизнес по всей Европе. По мере роста индустрии в целом возникали и специализированные «социальные» заведения, одним из которых и стал Monte dei Paschi.

 

Хотя вскоре Сиенская республика попала в зависимость от герцогов Тосканских (происходивших, кстати, из рода видных итальянских финансистов Медичи), банк выжил и даже обзавелся клиентурой. Новые господа благоволили к финансовой организации. В 1624 году герцог Фердинандо принял решение гарантировать вклады в Monte dei Paschi и тем самым впервые в истории создал полноценную систему страхования депозитов.

 

Когда на рубеже XVIII и XIX веков Италию захватил Наполеон, многие банки были упразднены — завоеватель боролся со своевольной и неподконтрольной финансовой системой Италии. Такая судьба постигла, к примеру, знаменитый банк Святого Георгия в Генуе, который 400 лет финансировал проекты могущественной морской державы — Генуэзской республики. Сиенцам повезло — они были сравнительно малы, чтобы заинтересовать власти Первой французской империи.

 

Дальше последовало объединение Италии. Новое государство боролось с «пережитками феодальной раздробленности», к которым относился и традиционный финансовый бизнес в независимых городах. Потом к власти пришел Муссолини, тоже не благоволивший к «ростовщичеству». Но Monte dei Paschi вновь вышел сухим из воды — не в последнюю очередь именно потому, что поддерживал в городе и окрестностях социальный мир. Любому правителю такое было по нраву.

 

Заложники кризиса

 

Многие века банк следовал крайне консервативной финансовой стратегии, придерживаясь правила «тише едешь, дальше будешь». Все изменилось после вступления Италии в Евросоюз, а затем и в еврозону. Массовое дерегулирование финансового сектора 1990-х годов и быстрое развитие сложных инструментов фондового рынка привело к взрывному росту всех итальянских банков — финансисты почуяли запах быстрых денег и потеряли всякий страх. Monte dei Paschi начал агрессивную кампанию слияний и поглощений. Всегда закрытая кредитная организация, управляемая консорциумом влиятельных семей, решила выйти на биржу, чтобы получить средства на расширение.

 

В конце 2007 года MPS совершил рекордную сделку в истории, выкупив Banco Antonveneta у испанского Santander за 9 миллиардов долларов. До глобального финансового кризиса оставалось лишь несколько недель… Надо ли говорить, что Monte dei Paschi, мягко говоря, несколько переплатил за новый актив?

 

Кризис застал всех врасплох. Банк был обременен огромными долгами из-за агрессивных заимствований в период экспансии (точно как когда-то европейские монархи, которых подобные банки спонсировали), а его активы в разы подешевели. И самое главное: они перестали приносить деньги. Сразу несколько отделений отчитались в головную компанию о многомиллионных убытках. В надежде, что скоро все наладится, банк решил спрятать потери под новой деривативной сделкой в Deutsche Bank.

 

Этим расчетам не суждено было оправдаться. Когда казалось, что вот-вот экономика восстановится и можно будет вести бизнес по-старому, грянул греческий долговой кризис. Под угрозой были и долговые обязательства других стран Южной Европы — разница в ставках между итальянскими и немецкими облигациями достигла исторических максимумов. Положение стало настолько отчаянным, что банкиры обратились за помощью к ЦБ и правительству Италии. Махинации на фондовом рынке вскрылись, что рикошетом ударило и по международным гигантам, вовлеченным в аферу — Deutsche Bank, к примеру, за это получил по первое число и от европейских, и от американских регуляторов.

 

Хотя поддержку оказали и Италия спасла свой старейший банк от немедленного коллапса еще в 2012 году, ситуация продолжала ухудшаться. В течение нескольких лет подряд MPS демонстрировал убытки в несколько миллиардов долларов, а в конце 2014 года по итогам стресс-тестов европейской банковской системы показал худшие результаты.

 

Надежда на Рим

 

Сейчас итальянское правительство решает, спасать ли сверхпроблемный банк путем его частичной или полной национализации. Согласно правилам, принятым в ЕС после финансового кризиса, крупные кредитные организации должны иметь возможность обанкротиться, и государству в таких случаях лучше не вмешиваться. Новые правила были введены в ответ на общественное возмущение спасением безответственных финансистов. Больше всего недовольных в Германии и других ведущих экономиках Европы — немцы подозревают, что их хотят подключить к оплате банкета у нерадивых соседей.

 

В результате было принято решение, что к ситуации с банкротствами будут привлекаться средства вкладчиков (схема «бейл-ин» в противоположность «бейл-ауту», когда кредитные организации выручают деньги государства или сторонних игроков). Такую схему, в частности, применили на Кипре в кризис 2013 года. Однако Италия, третий столп еврозоны, наряду с Германией и Францией, — не Кипр и не Греция, заставить итальянцев что-то делать окриком из Брюсселя или Берлина затруднительно и политически опасно.

 

Сам Рим не горит желанием применять новую схему. MPS даже с подешевевшими в десятки раз за несколько лет акциями остается крупным банком национального и общеевропейского значения. В нем аккумулировано восемь процентов всех вкладов частных лиц. По сути, это означает, что раскошеливаться придется сотням тысяч, а то и миллионам владельцам мелких бизнесов, специалистам и прочим буржуа, составляющим главную опору итальянской экономики. Какие могут пойти волны от такого брошенного в воду валуна, не знает никто.

 

Но и спасение за счет государственных средств — тоже дело рискованное. Даже несмотря на то, что план уже получил формальное одобрение Еврокомиссии. Во-первых, выкуп акций потребует как минимум 8 миллиардов евро из бюджета (и это только начало), что увеличит и без того колоссальный госдолг Италии. Во-вторых, проблема MPS — лишь частный случай кризиса итальянской финансовой системы. Общий объем плохих долгов в банках страны превышает 260 миллиардов евро. Таких денег сейчас не найдется ни в Италии, ни во всей Европе.

 

И все же план национализации, скорее всего, утвердят, а посткризисные правила проигнорируют. В конце концов, иначе выйдет слишком горькая ирония — как получилось, что в банке, который первым в мире застраховал вкладчиков, именно вкладчики и пострадают?

 

Больше всего ждут решения правительства в самой Сиене, «городке с картинки», выстроенном и вычищенном на деньги Monte dei Paschi. В любом случае сиенцам, обласканным опекой первого социального банка в стране, придется затягивать пояса. Хотя после 2008 года к этому привыкла уже вся Италия.