«Роснефть» в обеспечении не нуждается


«Система» не смогла убедить в обратном суд Башкирии.
«Роснефть» в обеспечении не нуждается
Фото: КоммерсантЪ

АФК «Система» не смогла оспорить в башкирском суде арест акций МТС, Башкирской электросетевой компании (БЭСК) и «Медси» в рамках обеспечительных мер по иску «Роснефти». Нефтекомпания требует от «Системы» 170,6 млрд руб. за якобы нанесенные убытки при реорганизации «Башнефти» в 2014 году. АФК «Система» заявила встречные обеспечительные меры на сумму иска, которые в итоге суд отклонил. «Система» пообещала обжаловать определение суда.

 

Арбитраж Башкирии не принял ходатайства АФК «Система» об отмене обеспечительных мер (ареста акций МТС, «Медси» и БЭСК), наложенных по требованию «Роснефти» в рамках ее иска на 170,6 млрд руб.

 

Приставы 26 июня наложили арест на активы АФК — 31,8% акций МТС, 100% сети клиник «Медси», 90,47% Башкирской электросетевой компании, запретив ответчикам не только распоряжаться ими, но и получать от них доход.

 

Из ходатайства «Системы» следует, что «Роснефть» не смогла доказать, «что непринятие требуемой обеспечительной меры может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта».

 

В противовес решению суда об обеспечительных мерах корпорация привела, что балансовая стоимость активов — около 451 млрд руб. (данные по РСБУ за первый квартал года), общий размер активов на конец года — 1,1 трлн руб. (по МСФО), что более чем в 6,5 раза превышает предъявленные требования. В свою очередь, введению обеспечительных мер, считает «Система», противоречат и слова главы «Роснефти» Игоря Сечина о том, что у АФК «все нормально с активами» и компания сможет выплатить всю сумму.

 

Юрист адвокатского бюро «A2» Екатерина Ващилко полагает, что суд действует обоснованно, так как рыночная стоимость такого обеспечения в виде акций может существенно падать, особенно на фоне судебного процесса. «Также на фоне длительности спора может меняться балансовая стоимость активов, поэтому сумма обеспечения должна быть немного выше, чтобы истец в конечном счете мог рассчитывать на получение той суммы, которую заявлял»,— считает добавляет госпожа Ващилко. По ее словам, практика арбитражных судов идет по пути определения балансовой стоимости активов общества по последнему утвержденному балансу: «Это более правильно, чем по котировкам». «Например, налоги тоже платятся по балансовой стоимости, а не по рыночной. С моей точки зрения, оценивать активы по МСФО все же правильнее, чем по РСБУ, так как международные стандарты отчетности позволяют более точно показать реальные активы и обязательства компании и ее дочерних компаний, а стандарты РСБУ оставляют много возможностей для манипуляции отчетными показателями, поэтому инвесторы их обычно не принимают во внимание. Так же, по логике, должен действовать и истец, основываясь на МСФО»,— поясняет юрист.

 

Для оценки платежеспособности ответчиков должны учитываться лишь данные отчетности по РСБУ, отмечают в «Роснефти», при том что реальная стоимость российских активов АФК без учета долга — не более 43,9 млрд руб., что «подтверждает затруднительность исполнения судебного акта в связи с недостаточностью имущества должника».

 

«Система» же считает, что за время спора с «Роснефтью» «не совершила ни одного действия, свидетельствующего хотя бы о попытке сокрыть или уменьшить объем своего имущества». Впрочем, «Роснефть» со ссылкой на интервью президента АФК «Система» Михаила Шамолина заявляет, что топ-менеджер «прямо сообщал о планах отчуждения в рамках IPO имеющихся у них активов, включая “Степь”, “Сегежу”, “Медси”», а также о том, что СМИ сообщали «о переговорах между ФСК и “Системой” о покупке принадлежащих АФК акций БЭСК». Однако, как сообщал “Ъ”, речь шла не о продаже акций БЭСК, а только о покупке магистральных сетей электросетевой компанией. Причем сама «Система» публично еще не комментировала наличие подобных переговоров.

 

Кроме того, «Система» указывает, что оценка «Роснефтью» арестованных акций в пределах 185 млрд руб. превышает размер предъявляемых нефтекомпанией претензий в размере 170,6 млрд руб., тем самым образуется «колоссальная и ничем не обоснованная разница в размере 15 млрд руб., эквивалентная четверти чистой прибыли АФК за первый квартал (2017.— “Ъ”) года». В «Роснефти» же считают, что арестованные акции оцениваются в 182,7 млрд руб.: «Отклонение от суммы исковых требований составляет 7%, которые призваны гарантировать риски дальнейшего падения стоимости актива и принудительное исполнение судебного решения». Тем не менее АФК считает и эту оценку неверной, отмечая, что без учета БЭСК стоимость арестованных акций составляет 250 млрд руб., а пакет акций МТС стоит около 197 млрд руб. по балансовой стоимости, однако в «Роснефти» справедливой считают оценку этого пакета в 151 млрд руб. (по рыночным котировкам).

 

«Система» пыталась также добиться принятия встречных обеспечительных мер в отношении «Роснефти», но суд отказал ей в этом. Корпорация обещает обжаловать решение суда. «В соответствии с законодательством сторона, требующая принятия мер обеспечения, должна нести ответственность за возможные убытки, причиненные такими мерами»,— заявил представитель «Системы» Сергей Копытов.

 

В «Роснефти» считают, что арест акций «Системы» «никоим образом не ограничивает права ответчиков принимать участие в управлении обществами и реализовывать иные права акционера, за исключением возможности отчуждения акций». Однако, по постановлению пристава, АФК запрещено получать дивиденды по арестованным акциям, при этом суд Башкирии не накладывал подобных ограничений. «Система» сейчас оспаривает действия приставов, обратившись в Генпрокуратуру, прокуратуру Москвы, Минюст и ФССП.