Рыба из канализации: почему россияне едят неликвид


По словам главы Информационного агентства по рыболовству Александра Савельева, в России растет вылов биологических ресурсов (4,5 миллионов тонн в год), а потребление рыбы падает (22,5 килограмма на одного россиянина).
Рыба из канализации: почему россияне едят неликвид
Фото: Reuters

Корреспондент «Комсомольской правды» Алексей Боярский отправился во Владивосток, чтобы выяснить, почему с прилавков пропала российская рыба.

 

По словам главы Информационного агентства по рыболовству Александра Савельева, в России растет вылов биологических ресурсов (4,5 миллионов тонн в год), а потребление рыбы падает (22,5 килограмма на одного россиянина). При этом на своем пике в 1986 году вылов был почти вдвое больше — 8,5 миллионов тонн.

 

Как рассказывает советник гендиректора Владивостокского морского рыбного порта Дмитрий Легков, во времена СССР порт, на котором побывал корреспондент издания, каждый год принимал не менее 1,1 миллиона тонн рыбы, а сегодня — лишь 350 тысяч.

 

Легков называет одной из проблем индустрии «скорость перевалки». По его словам, при плановом социалистическом хозяйстве она была гораздо выше.

 

«Мороженая рыба прямо с судна грузилась в поезд и тут же уезжала куда-нибудь в Кемеровскую или Новосибирскую область. Сегодня же заказчиком являются коммерческие компании. Логистика сильно усложнилась», — рассказал он.

 

Президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов назвал и другую, «еще большую», проблему. По его мнению, это железнодорожные перевозки: каждый год из-за изношенности из эксплуатации выводится подвижной рефрижераторный состав. По словам Мартынова, «через 2-3 года его вообще не останется».

 

Еще одна проблема, сообщил изданию капитан-директор корабля «Грин Тундра» Сергей Фарафонов, это бюрократия.

 

«В Японии, Корее отдал документы агенту — через час выгрузка началась, а здесь на борт целое нашествие: пограничники, таможенники, сотрудник Главморинспекции, да еще кинолог с собакой», — поделился он.

 

Из экспедиции на Южные Курилы во Владивосток судно Фарафонова привезло мороженый минтай, скумбрию и иваси. В России останется 1,2 тысяч из 5 тысяч тонн этой рыбы, остальная «поплывет» в Южную Корею, Китай и Японию. А уже из Поднебесной часть минтая вернется в Россию в виде крабовых палочек.

 

Георгий Мартынов подчеркивает, что больше половины вылова на Дальнем Востоке уходит на экспорт, главным образом в Японию и Корею.

 

Интересно, что экспортируется при этом лучшая рыба, а «неликвид» отправляется в Москве, отмечает журналист.

 

«Получается замещение: вместо лучшей в мире дикой рыбы мы едим аквакультурную семгу из Чили и с Фарерских островов. Или китайскую тилапию, которую выращивают как в канализации», — рассказал Александр Савельев.

 

Как сообщили ранее в департаменте рыбного хозяйства и водных биоресурсов Приморского края, экспорт рыбы и морепродуктов, добытых приморскими рыбаками, за девять месяцев 2017 года вырос на 18,2%.