Удастся ли государству убедить россиян завести себе индивидуальный пенсионный капитал


Игра с государством в пенсионные накопления пока неизменно завершалась в пользу государства.
Удастся ли государству убедить россиян завести себе индивидуальный пенсионный капитал
Фото: РИА Новости

Индивидуальный пенсионный капитал должен заработать с 2019 года. Многие детали еще предстоит проработать. Сейчас Минфин завершает работу над юридическим оформлением автоподписки на добровольные пенсионные накопления. Что означает автоподписка и сколько придется отчислять?

 

«Юридически тяжелая история»

 

Накопительная часть обязательной пенсионной системы (ОПС) полностью перейдет под «зонтик» индивидуального пенсионного капитала (ИПК), заявил заместитель министра финансов Алексей Моисеев на VIII Российском пенсионном конгрессе. Накопления «молчунов» будут либо переведены в НПФ, либо конвертированы в пенсионные баллы.

 

Новая система будет основана на автоподписке — работодатель будет по умолчанию подключать сотрудника к ИПК. Если работник не захочет перечислять взносы, он должен будет написать отказ. Взносы будут постепенно увеличиваться (с 0% в первый год, 1% через год, 2% через два года), достигнув в итоге 6%. На участие в системе будут распространяться каникулы (до пяти лет) — в течение этого периода отчисления можно будет приостановить.

 

В конце прошлой недели Алексей Моисеев сообщил журналистам, что Минфин и ЦБ завершают работу над юридическим оформлением автоподписки. Он назвал это «юридически тяжелой историей», добавив, что конкретная формулировка будет дорабатываться. На первый взгляд, автоподписка на пенсионные отчисления выглядит как навязываемая услуга. Однако нарушений прав работника тут нет, поясняет партнер юридической фирмы «Вестсайд» Сергей Водолагин. Здесь включается механизм, аналогичный диспозитивным нормам в гражданском праве: стороны могут урегулировать свои отношения как им угодно, но если они не воспользовались своим правом, то начинает действовать установленная государством норма. «Которая, кстати, и задумывается обычно законодателем исходя из того, как стороны сами определили бы взаимные права и обязанности своим соглашением», — говорит Водолагин. При этом юрист подчеркивает, что человек должен быть проинформирован об имеющихся вариантах, чтобы сделанный им выбор (в том числе и путем молчания) был осознанным.

 

«Это будет воспринято как дополнительный налог»

 

Чтобы работодатель смог автоматически зарегистрировать сотрудника в ИПК, будет создан центральный администратор. Его только предстоит разработать, а также определить его функции. Пока предполагается, что он будет администрировать пенсионные счета и взносы, а также информировать граждан о состоянии их счетов (как часто это будет происходить, также пока не ясно). Однако негосударственные пенсионные фонды не хотят, чтобы все их общение с клиентами сводилось к информированию через центрального администратора. «Для НПФ принципиально важно сохранить коммуникацию с клиентом, — подчеркивает генеральный директор НПФ «Будущее» Николай Сидоров. — Мы предоставляем ему информацию не только на этапе формирования взносов, но и в момент назначения пенсии, ее обслуживания и выплаты. В режиме, удобном для клиента, это может обеспечить только пенсионный фонд». Работа через посредника здесь приведет только к искажению информации, усложнению и удлинению процесса, считает Сидоров. «Мы готовы инвестировать и делать все, чтобы клиенту с нами было удобно общаться, для того чтобы личный кабинет был у нас на сайте, а не на сайте третьей стороны», — говорит он.

 

Генеральный директор НПФ «ВТБ Пенсионный фонд» Лариса Горчаковская отмечает, что последние несколько лет накопления граждан увеличиваются только за счет инвестдохода, а не за счет отчислений работодателя. По ее мнению, ИПК — это хорошая возможность, чтобы накопления вновь начали формироваться. Для стимулирования граждан к накоплениям концепция предусматривает налоговые льготы: на сумму взноса (до 6%) можно будет получить налоговый вычет по НДФЛ (при 6-процентном взносе налог на доходы будет взиматься с 94 рублей из каждых 100 рублей зарплаты). Однако эксперты не уверены, что этого достаточно, чтобы заинтересовать людей участвовать в ИПК. «Все это будет воспринято как дополнительный налог на доход/зарплату. Люди будут искать «оптимальный» уровень участия в системе, чтобы минимизировать финансовые потери от нового налога. Веры в выгоду от пенсионной составляющей нет, особенно на фоне фактической отмены накопительной части», — считает профессор Российской экономической школы, ведущий научный сотрудник Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР) Ирина Денисова.

 

По словам Николая Сидорова, мало привлечь людей в систему — они должны хотеть в ней участвовать и копить. Нужны дополнительные стимулы, потому что сегодня для многих участие в ИПК станет вопросом отказа не от роскоши, а от самого необходимого. Действительно, и 6% от зарплаты для многих россиян — это ощутимая цифра. По данным Росстата, среднемесячная зарплата в стране сейчас составляет 36,7 тыс. рублей. Социологические опросы показывают, что многим просто нечего откладывать: по данным ФОМ, 39% респондентов в последние полгода стали больше экономить на продуктах, еще 24% экономят на одежде и обуви.

 

«Рассуждать о том, что еще не принято, сложно. То, что подключение будет автоматическим, маленькая хитрость — какое-то количество людей останется в системе из-за лени (так как отказ надо написать самому) или невнимательности, — полагает генеральный директор Экономико-правовой школы ФБК Сергей Пятенко. — Однако есть два препятствия для популярности индивидуального пенсионного капитала. Первое — россияне пока не склонны сами думать о будущей пенсии. Западная модель «пошел работать — начинай откладывать на пенсию» у нас не работает. Причем о пенсии не думают не только те, кому 20 лет, но и те, кому 40. Это фундаментальное препятствие».

 

Еще один барьер, по словам Пятенко, — неверие в то, что государство не предпримет очередных пенсионных изменений. «Даже те, кто задумается об ИПК, займутся простой арифметикой, чтобы посчитать: «сколько я получу, если буду отчислять такую-то сумму на ИПК, и сколько — если ту же сумму положу на вклад в Сбербанке». Несмотря на то что российская банковская система сильно изменилась за последние 20 лет, глобальных потрясений не было, и вклады в Сбербанке по-прежнему «не портятся», — говорит эксперт. Чтобы ИПК стал популярным, он должен быть значительно выгоднее, чем депозит.

 

В Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) считают, что налогового стимулирования для успешной реализации ИПК недостаточно. Ассоциация будет предлагать государству софинансировать систему — например, по схеме 3% доли государства на 6% отчислений гражданина и 2% на 4% соответственно. «У 36 миллионов человек, сделавших сознательный выбор в пользу накопительной части, под различными благовидными и не очень предлогами, без их согласия изъяли живые деньги и заменили их условными единицами — пенсионными баллами. Люди лучше поймут государство, если в качестве стимула накоплений вернутся живые деньги и они увидят их на своих счетах. Поймут, что эти деньги можно наследовать, в отличие от пенсионных баллов», — сказал президент НАПФ Константин Угрюмов.

 

«Нужны 35—40 лет без потрясений и реформаторского зуда»

 

В ближайшие годы изменится не только пенсионная система, но и сам рынок. На пенсионном конгрессе первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов отметил, что на пенсионном рынке продолжится консолидация, останется всего несколько НПФ, а кэптивные фонды (обслуживающие отдельных работодателей) будут сжиматься. Управляющий директор по корпоративным рейтингам агентства «Эксперт РА» Павел Митрофанов обратил внимание на то, что рынок де-факто уже консолидирован: 13 фондов контролировали 80% активов рынка на конец 2016 года, а с учетом объединения фондов группы «Газфонда» концентрация станет еще выше. «Фактически пенсионный рынок сейчас — это восемь крупных пенсионных групп в сегменте ОПС («Газфонд», «О1», «Открытие», «Сафмар», «Сбербанк», ВТБ, МКБ («Согласие») и РГС), а также фонды «Благосостояние», «Газфонд», «Транснефть» и «Нефтегарант» — в сегменте корпоративных пенсий. Оценивая перспективу «хвоста» мелких и средних фондов, я согласен с тем, что консолидация будет идти и дальше. Но не думаю, что с нынешних приблизительно 80 лицензий на рынке реально останется 10—15 уже через два года», — говорит Митрофанов. По его словам, вопрос доверия к рынку — это не вопрос количества фондов. Это вопрос неизменности правил игры, условий работы на нем как для людей, так и для фондов. А поскольку ИПК — инструмент формирования накоплений, то для людей в первую очередь будет важна динамика фондов по доходности, считает Митрофанов.

 

Также, по словам Сергея Швецова, из концепции ИПК могут быть исключены управляющие компании. Накопления тех граждан, которые напрямую выбрали частную УК, а не НПФ, будут переведены в негосударственные пенсионные фонды. На сегодня такой выбор сделали 500 тыс. человек (их накопления составляют 40 млрд рублей, а объем накоплений в НПФ превышает 2 трлн рублей).

 

«Пенсионная система, тем более многоуровневая, — это весьма сложный механизм, который тяжело и дорого администрировать. Поэтому понятно желание государства сделать новую добровольную составляющую максимально несложной», — отмечает директор по стратегическому развитию УК «Альфа-Капитал» Вадим Логинов. Но, по его словам, нужно учитывать и другие факторы: вполне можно было бы предоставить людям не два, а три выбора: баллы, НПФ или УК. «УК готовы не хуже НПФ к приему добровольных пенсионных накоплений. Это фондам еще предстоит подтянуть свои механизмы контроля за рисками, инвестиционной компоненты, — уверен Логинов. — При эффективной системе централизованного учета и системе гарантирования вполне можно рассмотреть вопрос сохранения участия УК». По мнению Логинова, международные примеры развития добровольных компонент показывают, что наряду с коллективными формами в пенсионных фондах успешно развиваются и индивидуальные пенсионные счета.

 

Детали ИПК еще будут прорабатываться. Однако самое главное, по мнению экспертов, — это появление правовых гарантий для граждан. В том числе в отношении того, что их пенсионные накопления без каких-либо заморозок перейдут в ИПК, а возможность любых изъятий этих денег в бюджетных целях будет навсегда исключена, подчеркивает Константин Угрюмов. По его словам, чтобы пенсионная система работала, как минимум одно поколение должно увидеть ее результаты. А это 35—40 лет без потрясений и «реформаторского зуда». «Нужно создать такую систему, при которой у любителей все перестраивать не будет такой юридической возможности в обозримом будущем», — заключает он.