Выполнение майских указов обсудили так широко, как хотели и могли


В четверг президент Владимир Путин провел в Кремле совместное заседание Госсовета и комиссии по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития.
Выполнение майских указов обсудили так широко, как хотели и могли
Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

За тем, как при помощи лидеров КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» проблема расселения аварийного жилья трансформировалась в разговоры про автомобили, обиженных дольщиков и отсутствие в Москве танцевальных мест, наблюдал специальный корреспондент “Ъ” Иван Сафронов.

 

Перед началом заседания Владимир Путин открыл памятник-крест великому князю Сергею Александровичу на месте его гибели — в сквере у Никольской башни Кремля. Пока президент произносил торжественную речь, в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца собирались чиновники, депутаты и общественники, которым предстояло обсудить с президентом его майские указы, подписанные в 2012 году. Одним из первых в фойе появился председатель ЛДПР Владимир Жириновский. Под софитами телекамер он с ходу заявил, что является «противником всякого рода планирования»: «Даем цифры — цифры не выполняются, это расхолаживает и людей, и власть. Очковтирательство!» Белому дому досталось и от лидера «Справедливой России» Сергея Миронова: «Правительство доложит, что все (с исполнением майских указов.— “Ъ”) нормально, а давайте у людей спросим?»

 

Следом появился глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров (сказавший журналистам «С наступающим!», но не пояснив, с чем именно), тихо прокрался помощник президента по экономическим вопросам Андрей Белоусов, на костылях — министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов, в обнимку — полпред президента в Северо-Кавказском федеральном округе Олег Белавенцев и глава Крыма Сергей Аксенов, с ослепительной улыбкой — председатель Счетной палаты Татьяна Голикова. Зал заполнялся: губернаторы с зачастую нетипичным для некоторых регионов загаром занимали отведенные им места.

 

Владимир Путин почти не опоздал. Повестка заседания включала несколько вопросов: независимая оценка качества работы учреждений социальной сферы, совершенствование деятельности многофункциональных центров и развитие программы расселения аварийного жилья. Последний вопрос был самым животрепещущим: по словам президента, до сентября 2017 года властям нужно предоставить новое жилье более 700 тыс. граждан. «Хочу предостеречь тех, кто в погоне за соблюдением сроков пытается навязывать людям дома, где крыши текут, штукатурка осыпается, то есть по принципу “возьми, боже, что нам негоже”, ну и просто чтоб отчитаться,— предупредил президент.— В число аварийных попадают дома, которые не были признаны таковыми на начало 2012 года. Разумеется, хотелось бы сделать еще больше и расширить эти рамки, но нам нужно выполнить хотя бы то, что есть».

 

После вступительного слова господина Путина о работе многофункциональных центров доложили министр экономического развития Максим Орешкин и ростовский губернатор Василий Голубев. Следом — министр труда Максим Топилин и губернатор Псковской области Андрей Турчак рассказали о системе оценки качества оказания услуг организациями, находящимися «на первом рубеже работы с населением». Их выступление президент слушал внимательно: он постоянно делал пометки в своем блокноте, несколько раз обращал глаза к небу и даже один раз закрыл лицо рукой. Про аварийное жилье говорили глава Минстроя Михаил Мень и глава Чувашии Михаил Игнатьев. Последний начал свое выступление почти беспроигрышно. «Только благодаря волевому решению президента России Владимира Владимировича Путина, который подчеркивает, что наша прямая задача и обязанность — вытащить людей из трущоб, историческая проблема ликвидации аварийного жилищного фонда начала решаться,— горячо утверждал господин Игнатьев.— Таких мер поддержки своим гражданам, кроме России, не предоставляет ни одна страна мира! Это факт! И самостоятельно регионы никогда бы с этой проблемой не справились! Владимир Владимирович, спасибо, что вы сдвинули с мертвой точки решение этой, повторюсь, исторической проблемы!»

 

Заседание медленно переходило в обсуждение. На вопрос президента, хочет ли кто высказаться, руку ожидаемо поднял Сергей Миронов. Сообщив, что его партия полностью поддержала майские указы, и напомнив, что они подписаны уже пять лет назад, он печально сказал: «Добиться существенного результата не удалось». Господин Миронов, начав перечислять все проблемы, с которыми не справились, вышел на автомобильную тему. «Автомобиль превратился наконец в нашей стране в средство передвижения… Сложилась целая субкультура автомобилизма! — с гордостью произнес он.— Но власть городов сегодня разговаривает с автомобилистами только языком ограничений. Во всех градостроительных планах необходимо предусматривать бесплатные парковочные места, стимулировать регионы на реализацию программы по строительству народных гаражей с доступным долевым участием граждан».

 

Владимир Путин перебивать господина Миронова не стал, но по окончании речи попросил всех не отклоняться от повестки. Все присутствовавшие в Георгиевском зале дружно кивнули. Зачем-то кивнул и уже выступивший Сергей Миронов. Слово взял глава КПРФ Геннадий Зюганов. Начал он, как и господин Миронов, с календаря: подчеркнув, что Владимир Путин собрал всех незадолго до празднования Дня Победы, он заговорил об обманутых дольщиках. «Мы с вами живем в юбилейный год — 100-летие Великого Октября,— поэтому хотелось, чтобы проблемы, связанные с социальным обслуживанием граждан, вниманием к их нуждам и потребностям, опирались бы на все лучшее, что есть в нашей огромной эпохе»,— торжественно закончил он.

 

Отступление от темы заседания не могло пройти мимо Владимира Жириновского. «Не всем удается выдержать повестку дня,— строго сказал он, смотря на Сергея Миронова.— Это тоже как бы некоторые политические силы, но хочется больше о другом: чтобы в докладах нам в следующий раз давали статистику, какими услугами довольны наши граждане, а какими недовольны. Нужна и отрицательная статистика».

 

Таких примеров, впрочем, у лидера ЛДПР и самого хватало: ему не нравилась и работа миграционной службы, и экзамены по русскому языку, и строительство. Досталось и досугу.

 

— Хорошие дома строят, особенно Москва. Поликлиники есть, школы есть, все есть! Для досуга что есть?! Площадка для выгула собак, автостоянка, детская площадка, а у взрослых от 20 до 90 лет где будет проходить досуг? Столица нашей Родины — куда можно пойти потанцевать? Просто танцы — не ресторан: человек хочет отдохнуть, не есть, не пить… Ничего нет! — продолжал господин Жириновский.— Это тоже протестная база. Жизнь не удалась. А кто виноват? Вроде жилье есть, работа есть, а личной жизни нет. И тогда они выйдут на улицу, если какой-нибудь смутьян их позовет,— чисто физически: хоть кто-то зовет, кому-то ты нужен. Это тоже проблема — именно досуг, которым ни один чиновник в нашей стране не занимается.

 

обидой господин Жириновский вспомнил про свое обращение еще советских времен в Моссовет с предложением по организации досуга молодежи в Москве: «Они мне посоветовали пойти массовиком-затейником в Парк культуры имени Горького. Я что, для этого к ним пришел?! Массовиков-затейников и так хватает, хотя сейчас и их нет. Никаких аттракционов нет — шашлык и “чертово колесо”!»

 

На этой фразе улыбнулись все — даже первый вице-премьер Игорь Шувалов.

 

— Сергей Семенович (Собянин.— “Ъ”), хотите что-то добавить по Москве? Куда пойдем на танцы? — неожиданно спросил Владимир Путин.

 

Такого вопроса Сергей Собянин, спокойно сидевший рядом с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко, не ожидал. Но нашелся быстро.

 

— Владимир Владимирович, по поводу беспокойства Владимира Вольфовича по танцплощадкам: в каждом парке танцплощадки существуют, поэтому мы сотню приглашений ему пришлем, для того чтобы у него был выбор,— пообещал мэр.

 

Владимира Путина это объяснение удовлетворило, хотя на танцы он, скорее всего, и не собирался.