Закрома из-под подушки


Как россиян заставят прокредитовать правительство.
Закрома из-под подушки
Фото: Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

Министерство финансов наконец определилось с программой «народных облигаций». С апреля любой россиянин сможет выдать кредит правительству. В качестве главных преимуществ ценных бумаг называют их надежность и выгодность — проценты по ним выше ставок банковских вкладов. В то же время советский опыт показал, что выпуск таких облигаций — еще один способ законного изъятия денег у населения.

 

В чем сила, брат?

 

Разговоры о введении в оборот облигаций федерального займа (ОФЗ) для населения активно велись весь прошлый год. В частности, замминистра финансов Сергей Сторчак уверял, что новые бумаги выйдут на рынок еще до конца 2016 года. Торопиться, однако, не стали. Только сейчас, в ходе сочинского форума, министр Антон Силуанов обнародовал планы по выпуску «народных» ОФЗ.

 

По задумке Минфина, бумаги поступят в оборот в апреле. Распространяться будут через Сбербанк или ВТБ 24. Каждый сможет профинансировать государство на сумму от 30 тысяч до 25 миллионов рублей в рамках одного выпуска, номинал одной облигации — тысяча рублей.

 

Сила данного инструмента, по мнению Силуанова, в стопроцентной надежности. Чиновник подчеркнул, что это сочетается с более высокими ставками, чем у банковских депозитов (примерно на половину процентного пункта).

 

Расчет такой. Доходность облигаций должна постоянно увеличиваться. Чем дольше вы владеете ОФЗ, тем выше проценты. В нынешних условиях в первый год доходность составит 7,5 процента, в третий — 10,5 процента. Значит, средняя ставка за три года — 8,5 процента. Средняя доходность в российских банках по вкладам сейчас около восьми процентов.

 

Новым инструментом государство намерено частично перетянуть средства из банковских вкладов. Это 11 триллионов рублей. Разумеется, о полном переходе с депозитов на ОФЗ речь не идет, да это и не нужно. Тем не менее суммы могут быть весьма солидными.

 

Но есть еще деньги, которые правительство хотело бы ввести в оборот, — средства, хранящиеся у граждан дома, под подушками, матрасами и другими постельными принадлежностями. Сколько таких денег сейчас в России, никто точно не скажет. В начале 2016 года руководитель справороссов Сергей Миронов оценивал их объем примерно в такую же сумму, как и частные банковские вклады, то есть в 10 триллионов рублей.

 

Горький опыт

 

Минфин хочет побудить частного инвестора вложить свой неприкосновенный запас в государственные бумаги. Между тем, многие граждане старшего поколения (то есть значительная часть тех, кто хранит деньги дома) хорошо помнят последний опыт привлечения денег у населения под облигации.

 

В Советском Союзе это было не чем иным, как изъятием средств: в лучшем случае граждане СССР получали не больше, а меньше, чем вкладывали, в худшем — теряли вообще все. Зато государство решало свои насущные проблемы.

 

Возьмем, к примеру, «хлебные займы» двадцатых годов прошлого века. По сути, это был замаскированный продовольственный налог, позволявший сократить эмиссию бумажных денег и стабилизировать новый советский рубль. Затем широко применялись «выигрышные» займы, за которые агитировал даже Маяковский. Ставки по ним были неадекватными реальной инфляции, но такая статистика не публиковалась.

 

Индустриализация тридцатых годов принесла советским гражданам займы «по подписке». Они были добровольно-принудительными — их вычитали из зарплаты. Никакого адекватного уровню цен процентного возмещения по ним, разумеется, не предполагалось. Это было предложение власти, от которого нельзя отказаться.

 

В позднесоветский период облигации вновь использовались как добровольный инструмент инвестирования. Но тем, кто их купил, пришлось об этом горько пожалеть. Выпуск 1982 года (последний из советских), к примеру, размещался под три процента годовых. Через 10 лет гиперинфляция полностью уничтожила их реальную доходность. В 1992 году ЦБ предложил выкупить бумаги номиналом в 100 рублей за 160 рублей, что практически означало подарок государству — цены выросли не на 60 процентов, а в десятки раз.